ОСТРОВА НА ГОРИЗОНТЕ...или небольшое путешествие на Б. Шантар

ПЕРВОИСТОЧНИК СТАТЬИ ЗДЕСЬ

Автор Andrey Shpatak

Охотское море, остров Кусова Шантарского архипелага.

Охотское море, остров Кусова Шантарского архипелага.

 

Шантарские острова, архипелаг из 15 островов в юго-западной части Охотского моря (Хабаровский край РСФСР). Площадь около 2500 км2. Наиболее крупные острова: Большой Шантар (площадь 1790 км2), о. Феклистова (около 400 км2), Малый Шантар (около 100 км2), Беличий (около 70 км2). Высота до 701 м. Острова большей частью гористы; сложены песчаниками и глинистыми сланцами, прорванными гранитами и ультраосновными интрузиями. Климат суровый. Склоны гор покрыты лиственничными и темнохвойными лесами; на вершинах — заросли кедрового стланика.
(Информация из Интернета.)


     Идея побывать на этих богом забытых островах возникла в 2005 году, после того, как мои друзья из Благовещенска занялись рыбным промыслом в заливе Николая, в юго-западной части Охотского моря. Когда они сказали, что ходили в соседний Ульбанский залив и при огибании мыса Тукургу ( входного мыса залива Николая) виден Шантарский архипелаг, я не поверил в это. Случай проверить это утверждение представился летом 2006 года. Забегая вперед, скажу что, это правда - острова в хорошую видимость видны с расстояния более 70-80 км.

Залив Николая. Закаты здесь мечта фотографа- длятся бесконечно.

В путешествие отправились на моем джипе, под самую завязку загруженном снаряжением и вещами. От Хабаровска по хорошему шоссе быстро спустились до Селихино(350 км), а дальше началась грунтовка. До этого я считал, о том, что такое грунтовка знаю не понаслышке, но оказалось - такой «грунтовой дороги» просто еще не видел, причем на протяжении более четырехсот километров. Причем, чем дальше вдоль Амура, в сторону Японского моря, шла дорога, тем она становилась все хуже, пока не перешла в «зимник» Циммермановка - Де Кастри, который летом является просто «направлением» для грузовиков «Урал», неторопливо идущих со скоростью 15-20 км/ч . Вероятно, через три-четыре года этот участок должен был бы стать чем-то похожим на нормальную грунтовую дорогу, но пока мы испытали на себе всю массу «удовольствия» от движения по острым камням нулевого дорожного цикла, насыпаемым на дорогу, и как последствие этого - два оборванных амортизатора у джипа, хорошо, что были взяты с собой запасные. От порта Де Кастри пошли обратно к Амуру и в поселке Сусанино 900 километровая автомобильная часть пути закончилась. Всего на движение по маршруту Селихино – Ягодный - Циммермановка- Де Кастри- Сусанино (550 км) у нас ушло 15 часов. Далее предстоял путь на катере по Амуру и его притоку Амгуни, - через восемь часов мы добрались до сел Оглонги - Херпучи. Теперь от базы на заливе Николая нас отделяло всего 120 километров лесовозной дороги и примерно пять часов пути через перевалы и реки на русском внедорожнике «Уазик». Здесь на одной из вершин перевала я впервые близко увидел, что такое кедровый стланик, да еще с кедровыми шишками очень похожими на шишки больших сибирских кедров. К моей великой радости любая дорога когда-то заканчивается, и мы добираемся до рыбацкой базы моих друзей. 

Побережье залива Николая. Кедровый стланик и лиственницы.

На вездеходе к становому неводу по отливной полосе- 800метров отлива.

Ход кеты еще не начался, это пока только первые гонцы. И ее не ловят, а собирают-как грибы и грузят на вездеход.

 

21.07.2006 года. Тронулись в путь к Шантарам уже во второй половине дня. Всего нам предстояло пройти на пластиковом катере Ямаха Ф22 (7 метров длиной) с небольшой каютой-укрытием в носовой части, и под 115 сильным подвесным мотором, около двухсот километров, из них 70 по открытому пространству залива Академии до острова Беличий. Снаряжение для погружений, топливо - чуть ли не полтонны бензина, запасной малый двигатель, еда, спальники и одежда- все это было размещено на борту. Пошли вчетвером - Жеребцов Сергей, Олег Држеветский, отец Олега Юрий Анатольевич Држеветский и я. По пути в заливе Николая попадались белухи, идущие по приливу к речке за нерестовой кетой, но близко не подпускали. От мыса Тукургу мы вошли в плотный туман и далее следовали по GPS, постоянно наблюдая за поверхностью моря по пути следования – плавало очень много плавника, столкновение с крупным обломком дерева грозило крупными неприятностями для нас и катера. Туман рассеялся только возле острова Беличий, где мы остановились на небольшую передышку. 

Остров Беличий- первый из Шантарского архипелага, увиденный нами.

Суровая красота острова впечатляла. Недалеко от катера, выглядывали из воды любопытные нерпы и разглядывали нас, с настороженностью. После кофе и отдыха мы двинулись дальше на север, к мысу Кусова, на острове Большой Шантар. По пути зашли посмотреть озеро Карпино и напугали бурого медведя, который спал возле ручья в ожидании хода кеты. Медведь ретировался в лес, очень быстро преодолев метров 200 открытого пространства, но я успел сделать несколько снимков длиннофокусным объективом.

Высаживаемся у озера.

Разбудили медведя- убегает.

Заправка бензином, на заднем плане остров Кусова.

Еще пара часов, и наш катер обогнул Северо-Восточный мыс Большого Шантара. Уже в сумерках мы входим в широкую протоку соединяющее озеро Большое с морем. Видим как, медведь примерно в двадцати метрах совершенно не обращая на нас внимания, ловит рыбу в протоке, только после громких криков он убежал в сопку. А другие четыре медведя, совершенно спокойно и не обращая на нас особого внимания, занимались рыбной ловле метрах в ста выше по протоке. Но, к моему сожалению, было уже достаточно темно, и даже установленная на Никон Д50 чувствительность 1600 единиц не позволила снять уникальные фотографии. Жалко. 

После ночевки. Утром в протоке.

22.07.2006 Ночь прошла спокойно, медведи в гости не приходили, и уже в семь утра мы начали подготовку к погружениям. Первое погружение решаю сделать с упором на широкий угол, готовлю свой Никон Д50 и «фишай». Мы с Сергеем погружаемся на глубину около 14 метров, вода оказывается неожиданно холодной, мой компьютер показывает всего +4 градуса, а я так опрометчиво взял свою старенькую двойную «семерку». Видимость сравнительно небольшая – около 5-6 метров, дно камень и небольшие скалы, заросшие различными видами морской капусты. Большое количество желтых и оранжевых губок, тонким слоем покрывающих практически все камни. Также попадаются весьма необычные виды губок - одна выглядит как бокал на тонкой ножке, а другая напоминает огромный шар, прилипший к камню. Совершенно отсутствуют морские ежи, нет также мелких рыбок - батимастера Дерюгина, который у нас торчит из под каждого камня. Все это весьма не похожее на мое Японское море, и я пытаюсь снять отличительные особенности этих мест. Из знакомцев в воде встречаю пару керчаков и маслюка, зеленого цвета. Минут через тридцать подмерзаю, но картинки успеваю отснять и мы выходим на поверхность. Идем обратно в озерную протоку, к бивуаку на отдых и обед. Тут выясняется, что здесь просто великолепно ловится на спиннинг крупная кунджа из семейства лососевых рыб, причем берется практически на любую блесну и при каждом забросе. Видно как сверкает блесна и на нее, в атаку, по очереди, заходят три-четыре крупные рыбины и какая-нибудь из них обязательно хватает крючок.

С пойманной кунджей Држеветский-старший. Вся пойманная рыба была отпущена обратно в воду. 

 

Потом вся пойманная рыба выпускалась обратно в озеро, хотя некоторым пришлось побыть в качестве фотомодели, пока я снимал в полводы пойманную кунджу и рыбака. При просмотре на мониторе камеры снятая картинка выглядела просто великолепно.
В обратную сторону решили выходить пораньше, тем более что был запланирован еще один дайв. Проходя мимо Северо-Восточного мыса, пошли поближе к скалам, отслеживая глубины по эхолоту, в поисках интересного рельефа для погружения. Также заметили на берегу пару водопадов - решили самый большой из них посмотреть поближе, и высадились на берег.

Вид на водопад.

Водопад ступенчатый и в высоту примерно метров сорок, судя по оставленным на скалах веревкам, его использовали небольшие рыбацкие суда для приема пресной воды. Судно, став на якорь, подходит кормой к берегу как можно ближе, но чтобы было достаточно безопасно по глубине. На берег, подается пожарный рукав, соединенный с бочкой на конце, в качестве воронки, и устанавливается прямо в потоке водопада и пресная вода самотеком по шлангу идет в танки судна. Такой же способ пополнения запасов используют в бухте Русской на Камчатке проходящие мимо суда. При отходе от берега, эхолотом был обнаружен весьма интересный рельеф дна и решили провести второе погружение здесь. В этот раз у меня в боксе стоит макро объектив, хочется получить информацию более полного характера. Погружаемся, глубина около 15 метров, видимость не балует – около 5 метров, грунт - небольшие скалы и камни, обросшие капустой и покрытые различного вида губками, - для макро здесь раздолье. Вроде безжизненное на первый взгляд дно при внимательном рассмотрении оказывается полно разнообразной жизни, и даже на песке встречаю малька камбалы неизвестного мне вида. На бокалообразных губках живут интересные и разноцветные креветки, снимаю обязательно и весьма тщательно. Во время съемки креветок мне начинает казаться, что кто-то на меня пристально смотрит, отвожу взгляд от видоискателя камеры и замечаю довольно крупную рыбку, тут же нырнувшую под камень. Но мне хватает этого мгновенья, чтобы опознать в этой серо-голубой с пятнышками рыбы, самого обычного минтая - под водой он просто великолепен, но позировать отказался. Снимаю три вида небольших крабиков, из них только один мне знаком - это личинка камчатского краба. Начинаю замерзать, все-таки всего +4 под водой. У Сергея заканчивается воздух, и он выходит наверх. Но я тут натыкаюсь на «собрание» голожаберников, так их много. Они слегка похожи на сородичей из Японского моря, но окраска другая, да и покрупнее. У голожаберников идет полным ходом процесс общения, кто-то еще продолжает общаться, а кто-то уже закончил и откладывает икру, похожую на лепестки розы белого цвета. Сняв это великолепие, чувствую, как я замерз окончательно. Всплываю дисциплинированно с остановкой безопасности, хотя сильно замерз, после чего выхожу на поверхность и забираюсь на катер. Сергею было лень снимать свой триламинатный гидрокостюм, и он просто накидывает сверху бушлат с капюшоном, как потом окажется - это потом сослужит ему хорошую службу. После моего переодевания в сухую одежду, мы начинаем наш путь в сторону дома, в заливе Николая.

Я (слева) с Сергеем Жеребцовым после погружения.

Маршрут проложили на прямую - на мыс Врангеля и далее, к мысу Ламсдорфа, входной мыс залива Николая, по GPS получилось 120 км пути. Прошли очень близко от острова Кусова, дальше практически открытое море. Постоянно ведем наблюдение за поверхностью перед катером и оперативно уворачиваемся от замеченных бревен и палок. Через четыре часа мы вошли в залив Николая, проходим мыс Ламсдорфа и подходим к косе Медвежьей, где решаем размять ноги, после долгого пути. Хотя парни и говорили, что коса так названа не зря, но никого мы не встретили - может и к счастью. Пошли дальше, уже виден домик отдыха старателей на берегу залива, у устья реки Ихтинга. В заливе начинается прилив, и погода резко портится, дальше мы идем с попутным волнением до 1,5 метра примерно по средине залива, он здесь шириной примерно 20-25 километров. Катер заходит на волну, потом замирает на ее вершине - скорость волны и катера практически равны, затем неторопливо скатывается к подошве волны, пока его не догоняет следующая волна. И так далее. Все устали и мыслями мы уже на берегу, ведь до базы, по данным GPS, остается всего около 17 километров из двухсот двадцати. Всего осталось двадцать минут пути и мы будем дома. Олег ведет катер, а мы с нетерпением ждем окончания нашего путешествия…

Закат, снятый с базы вечером 22.07.2006 Именно так мы его и видели с катера и воды.


...20.45 22.07.2006 Координаты 53 41,66N 138 34,40E. Катер застывает на вершине очередной волны, чуть ускоряется и начинает скатываться к подошве следующей волны. Я, в этот момент, держу в руках свой бокс с Никоном Д50, и совершенно безразлично смотрю в внутрь каюты-укрытия, и вдруг удар в правый борт и во внутрь катера сплошным потоком вливается серая морская вода, мотор глохнет сразу. Вижу, как практически мгновенно заполнилась водой вся носовая каюта, катер оседает и начинает крениться на левый борт. Успеваю крикнуть Олегу «Заводи мотор и давай задний ход», но аккумулятор уже залит водой. Еще каких-то пять секунд и катер переворачивается вверх днищем. Я понимаю, что бокс не спасти, а нужно просто спасать самого себя, отпускаю его, и он уходит на дно, на глубину 14 метров. Уже в воде я сбрасываю теплую куртку, и выкидываю в воду, из ящика со снаряжением, свой гидрокостюм. При этом успеваю пожалеть свой новый дыхательный автомат Atomic Z2 (всего четыре погружения) с компьютером Aeris и выхватить только одну ласту Scubapro Jet Fin, прежде чем ящик с оставшейся в нем оборудованием уходит ко дну. От произошедшего я слегка отошел только минут через пятнадцать, правильнее сказать – я стал более-менее адекватно, относительно обстановки, соображать. К этому моменту действую совершенно автоматически я освободился от одежды и одел свой гидрокостюм прямо в воде. Сначала комбинезон, а потом куртку со шлемом. Рядом со мной был Сергей, ему было проще всех – гидрокостюм был уже одет изначально, он только накинул на плечи компенсатор с практически пустым баллоном и воткнул поддув костюма,(на поддув костюма баллона ему хватило), он то и подтянул мне мой компенсатор и боты, найденные на поверхности моря. Хотя, все еще находясь в шоке, я так и не смог надеть боты, просто натянул ласту на левую босую ногу, предварительно укоротив ремешок до минимума, после чего облачился в свой компенсатор. Теперь можно оглядеться вокруг, мы находимся в воде прямо напротив домика старателей, но он не жилой и посещается изредка, а сама база золотодобытчиков и прииск Турчик - это еще 22 км вглубь от побережья. До берега дистанция примерно километров 10. Самое приятное в нашей ситуации, что вода гораздо теплее, чем у Шантар, примерно +15 градусов, это наверно из-за мелководности залива. Так что шанс достичь берега и не замерзнуть большой. Темнеет примерно через полтора часа, еще продолжается прилив, значит, будем пытаться достичь берега в ближайшие три часа. Потому что если я не смогу это сделать в этот промежуток, потом шансов у меня практически не останется – в мокрой «семерке» при такой температуре воды я смогу двигаться часов 6-7, прежде чем конкретно замерзну. Но останутся ли потом силы на еще одну попытку, пока меня будет носить обессиленного по заливу - в этом я сильно сомневаюсь. Ведь следующий прилив будет именно часов через семь-восемь, а течения при приливе-отливе достигают скорости 5-6 км/ч. Значит надо обязательно достичь берега именно сейчас, пока при памяти и силы не растрачены. Осматриваюсь вокруг, волнение прежнее – волны до 1,5 метров, Серега плавает не далеко от меня - у него все нормально, примерно в ста метрах от нас перевернутый катер, на его днище, как на «серфе» где-то на Гавайях, балансируют две фигуры, это Олег с отцом. Ну что ж, нужно плыть к берегу, говорю Сереге «Поплыли» и смотрю на свои часы, время 21.00. Старт заплыва, ценою в жизнь, дан. Я ложусь на спину, потом поддуваю компенсатор, голова удобно ложится прямо на подкову крыла и находится над водой, после чего выбираю ориентир среди сопок на противоположной стороне залива и начинаю грести в стиле «на спине», в руках держу свои боты. В одной ласте плохо гребется, но это лучше, чем без нее, причем у Сереги тоже одета одна ласта. Минут через десять волны разносят нас метров на пятьдесят друг от друга, тут я окончательно прихожу в себя и вспоминаю, как нужно надевать боты в воде - нужно просто заложить одну ногу на колено другой и одеть. Да, как все просто, и воду хлебать не нужно. Меняю стиль плавания, ведь руки у меня освободились, теперь это «кроль на спине» - помогаю грести еще и руками. Еще через полчаса я теряю Серегу из вида. Все, я остался один, совсем один. Решаю начать считать гребки, и смотреть, где находится берег только после первой тысячи гребков. А на небе облака расступились, и я наблюдаю шикарный закат, на всем его протяжении, но это, почему-то совсем не радует. Плыву в сторону берега и пытаюсь радоваться, что жив пока, а в голову лезут мысли, - сколько и чего утонуло. Посчитал, получилась сумма эквивалентная половине стоимости моего джипа. Успокоило. Плыву- гребу. Сам себя завожу. Нужно доплыть обязательно, ведь парни на катере не могут остаться без помощи. Гребу дальше. Начал думать, что доплыть просто необходимо еще потому, что как там без меня мое семейство будет. Гребу, считаю гребки. Тысячу прогреб, переворачиваюсь и смотрю на берег – вроде значительно ближе. Окрыленный ложусь обратно на спину и начинаю новую тысячу гребков. Пытаюсь обращаться к богу, но молитв совсем не знаю. Хочется верить, что услышит меня всевышний. Закат уже закончился, быстро темнеет, контуров гор, на противоположной стороне залива, уже не видно. Начинаю ориентироваться по светлой после закатной полоске неба между входными мысами залива, - держу ее по правую руку. Гребу, сбиваюсь со счета и опять начинаю считать, продолжаю грести в сторону берега.
23.30 Сделав еще очередные пятьсот гребков, оглядываюсь на берег, его не видно, но южный входной мыс вроде как был на месте, так и остался, как будто я и не сделал очередных пятьсот гребков. Вместе с усталостью начинает накатывать отчаяние, от безысходности, ведь, по моим расчетам, уже начался отлив. Пытаюсь отдохнуть хоть не много, руки уже не могут грести от усталости. Решаю поменять ласту на ноге, снимаю с левой и пытаюсь одеть на правую ногу, тут ее стягивает судорога, но ласту я все равно натянул. Делаю массаж правой ноги, растираю изо всех сил, вроде бы отпускает. Нужно плыть дальше. Пробую грести дальше , в руках сил больше нет, но есть еще ноги. Будем грести дальше, пока смогу. Смотрю на свою «Омегу»- 23.40, время как будто застыло. Отчаяние и безысходность охватывают меня. Вспоминаю, как мальчишкой, тридцать лет назад, в чужом сухом гидрокостюме тонул на глубине всего около двух метров. Я потерял обе ласты большого размера, а груза тянули меня на дно, и я не мог их сбросить. Тогда я просто не знал, как это делается, но я сумел все-таки сбросить грузовой пояс, в самый последний момент, расстегнув его. А теперь как быть?… Встаю в воде вертикально, расстегиваю шлем на голове - пытаясь услышать прибой у берега, и ластой касаюсь дна. Ура, кажется спасен. 23.45 Всего пять минут разделяют отчаяние и счастье. Начинаю двигаться к берегу, как попрыгунчик, отталкиваясь своей единственной ластой от дна. И откуда силы взялись. Потом когда уже воды было по шею, снимаю ласту и иду по дну, забирая вправо – все поближе к жилью. Еще через полчаса ходьбы я выхожу на берег, позади более километра вязкого ила. Добираюсь до линии максимального прилива на берегу, снимаю компенсатор и валюсь без сил. Нужно отдохнуть и отдышаться, хотя бы минут десять. Засекаю время, уже 00.15 следующих суток. Через пятнадцать минут с большим трудом поднимаюсь по частям и начинаю движение в сторону базы. Прикидываю, что я выплыл пару километров вправо от домика старателей, значит до базы примерно 15 км, до утра должен дойти, если не попадусь на ужин медведю. Иду и сам себя успокаиваю – рыбы в реках много и мишки сейчас должны быть сытые. Да и я совсем не вкусный, от гидрокостюма еще перед едой чистить нужно, а он то не знает. Через пол часа ходьбы показалось, что слышу крик справа, вроде меня зовут. Кричу в ответ «Серега», и слышу ответный крик. Что есть сил бегу к нему на встречу в воду. Обнялись на радостях, что остались живы, потом помогаю ему тащить по воде компенсатор с баллоном. Он говорит мне, что также уже отчаялся, когда зацепился за дно. Передохнули и пошли дальше вместе. Точнее, десять минут шли, брели по берегу,- засекал по часам, потом пять минут отдыха – падали без сил. Самое сложное было встать после этих пяти минут и начать двигаться дальше. Так шли, шли и шли… Падали, вставали и опять шли… Казалось ,что это никогда не кончится. Примерно в шести километрах от базы, у ручейка Воробей наткнулись на рыбачий стан с грузовиком «Урал». Мы начали кричать и разыскивать людей. Минут через пять, когда уже отчаялись кого-либо обнаружить, неподалеку в зимовье загорелся свет, мы его просто не обнаружили в темноте. Оттуда вышел рыбак из местных - Андрей старатель из Турчика, оказался знакомым Сергея. Узнав, что случилось, он накормил нас холодной вареной олениной и напоил водой, а потом на «Урале» повез на нашу базу. Пока мы шли по берегу, опять начался прилив, и проехать по берегу в одном месте было не возможно, даже на «Урале». Форсировав пешком, по шею в воде, непреодолимую для самого проходимого автомобиля в мире, водную преграду, оставшиеся последние два километра мы брели из последних сил. В свой домик мы вошли уже в пять утра….
PS Олег c отцом были сняты с днища в 11 утра, когда на базу вернулся второй катер. После пол литра разведенного спирта выпитого прямо из горлышка, они легли спать прямо в катере. Катер был притянут по приливу на базу, а при отливе перевернут на ровный киль. Пластиковый борт, прямо от форштевня, шириной 0.3 м на протяжении двух метров был просто оторван по всей длине, как это произошло, я не могу понять до сих пор. Это мог быть только топляк в волне, в которую мы вошли. Но это только моя версия. 

Вид на пробоину(пролом) в борту нашего катера.

PPS «Флэшка» вынутая из утопленного Серегиного Никона Д50, оставшегося в затопленной надстройке, оказалась «живой» в отличии от самой камеры, и мы смогли «слить» надводные фотографии с Шантарских островов на мой ноутбук. Кроме того, GPS установленный на катере, остался жив и есть координаты нашего переворота (после него, он просто перестал получать сигналы со спутника), так что есть небольшой шанс, что мой бокс и пара баллонов 18 литров будут найдены.
Вот такая история, случилась с нами во время ознакомительной поездки на Шантарский архипелаг. К счастью все остались живы.
03.08.2006

ЗЫ Послесловие через 6 лет. Оглядываясь назад, нашу поездку можно было бы назвать авантюрой чистой воды. Хотя бог иногда милостив к везунчикам, дуракам и убогим. Как тут не сказать - "Дуракам везет- остались живы". По финансам мне эта поездка встала в лишение всей подводной фотосистемы и дайверского снаряжения- Никон Д50, оптика 10,5мм фишай, 60мм макро, 105мм макро, Сигма 18-200мм, вспышка SB600, бокс к Д50 и все порты+вспышка Инон Д2000 и дайверское снаряжение- маска, ласты, легочный автомат, подводный компьютер с трансмитером и баллон 18л. За моим и Серегиным ВСД мы специально съездили к домику отдыха старателей и прогулялись по осушке несколько километров туда и обратно, искали долго, где побросали свое снаряжение, но нашли. Мой ВСД, в котором я выплывал -до сих пор мне служит. Снаряжение я купил себе новое, правда не все сразу. Море отдало обратно еще один 18л баллон и мою куртку, их нашли на Медвежей косе, примерно в 15-20 км от места проишествия. Не смотря на мои попытки еще раз съездить на Шантары, я так туда больше и не попал, чем ближе время туда ехать, тем больше страх и поиск в уме "отмазок" и "откорячек", чтобы не ехать. Так вот и не поехал. 

Искренне Ваш АШ.