Аян во все времена

           Маленькая командировка в 2007 году вылилась для меня в необыкновенную симпатию к этому замечательному островку на самом краю Дальневосточной земли. Есть в моем архиве любительский фильм, есть фото рожденные неравнодушным взглядом. Частичкой этого состояния хочу поделиться.

Кроме того есть стихи людей любящих этот суровый край и я думаю они не будут против если я приведу их здесь...

              Вот случайно встретил замечательный ресурс, где и про Аян тоже:

http://tunguska.tsc.ru/ru/cae/memo/2010T/

и собственно статья:

В своей книге «Аргонавты белой мечты» Харбин 1933г. Генерал Евгений Кондратьевич Вишневский подробно говорит о походе 1922 г. генерала Пепеляева (уроженца Томска и героя Первой Мировой войны) из Владивостока в Аян с целью перехода в Нелькан, а потом в Якутск, чтобы помочь местным жителям восставшим против большевиков. Вкратце история этого похода такова. Весной двадцать второго года во Владивосток прибыл представитель съезда якутов и тунгусов в Нелькане, П. А. Куликовский, бывший эсер и террорист, сосланный в Якутскую область царским правительством. Он обрисовал перед временным Приамурским правительством печальное положение области, захваченной красными, и просил о помощи. Желая помочь пленённой красными Якутии, правительство Приамурья приказало сформировать для этой области отряд и назвать его «Милицией Северной Области». Впоследствии он был переименован в Сибирскую добровольческую дружину. Генерал Пепеляев, находившийся в Харбине, выразил желание им командовать. В июне месяце 22 года он прибыл во Владивосток и стал формировать отряд. Якутский поход генерала Пепеляева, продолжавшийся без малого целый год, закончился печально: разгромом белой армии и пленом её командарма.

Удивительно как участнику этого похода генералу Вишневскому удалось подробно описать суровый климат этого района, разнообразие его растительного и животного мира, трудности перехода через Джугджурский хребет обессиленным голодом и холодом людям.

Из краткого описания здешнего климата видно, что жизнь в Аяне не может быть привлекательной. Аян живописен, его правильно и красиво очерченная бухта окружена со всех сторон, покрытыми зеленым кедровником, горами, из которых небольшая года "Пирамида" и особенно "Ландор" очень красивы. Берег бухты отлогий, далее к морю очень обрывистый, и среди этих скал есть много живописных и таинственных углублений и гротов. Вода Охотского моря очень прозрачного красивого оттенка и летом обладает фосфоресценцией. Но все же все эти красоты так часто скрываются туманами, дождями и пургами, что покинуть их можно без сожаления. Аян стоит на берегу бухты, прекрасно защищенной от ветров. Глубина бухты позволяет заходить морским пароходам свободно. Бухта бывает открыта от льда с 15 июня по 15 ноября. Климат Аянского района отличается всеми неблагоприятными качествами морского климата. При большой влажности, нужно отметить, что здесь нет и больших морозов, нет также и летнего тепла. В этом отношении, особенно относительно теплых летних месяцев, Аян выделяется неблагоприятно даже по сравнению с другими портами Охотского моря. Наилучшими месяцами являются зимние, когда количество ясных дней доходит до 15–17 дней. Прибрежный лед, полоса которого бывает максимум три-четыре версты — далее уже море не замерзает — начинает двигаться приблизительно с мая месяца. С наступлением тепла в Аяне появляются туманы, которые сменяются дождями. Моросит по несколько дней или переходит в длительные проливные дожди.Зимний сезон, в смысле выпадения снега, бывает в Аяне самым разнообразным. Обыкновенно осенний дождливый норд-ост сменяется в конце октября снежной пургой, которая длится неделю и больше. Тогда устанавливается санный путь, длящийся до конца апреля. Ветра в Аяне бывают настолько сильные, что иногда трудно попасть из одного дома в другой. В Аяне вы не можете наблюдать типичного весеннего и осеннего сезона. Правда, с марта уже солнце начинает днем хорошо подогревать, но не только зимний снег держится в распадах до конца мая, но не редко бывает, что в средних числах мая может выпасть снег новый в несколько четвертей толщины. Продолжительная зима, сырость весною и летом способствуют заболеванию скорбутом (цингой), от которой страдают не только не аклиматизировавшиеся русские, но и инородцы. Лучшим лекарством от цинги является питье настоя из сланника (низкого кедровника), а также черемша, ревень. Конечно, лучше всего предохранить себя от этой болезни можно хорошим питанием (особенно овощами), движением на воздухе, здоровым и сухим помещением.В полной зависимости от описанного климата зависит и флора, а отсюда и фауна Аянского района.Каменистая почва, сильные ветра, задерживают рост деревьев, из которых доминирующим является лиственница. В некоторых местах хорошо развита сосна, пихта же встречается редко. Ель ютится в распадах. Из лиственных деревьев можно отметить берёзу, тополь, осину, иву. Ива встречается везде по берегам рек и поднимается по верховьям их к самому Джугджуру, и часто последними деревьями вверх по распаду бывают именно ивы, не лиственница; тут же попадается и рябина. Склоны гор покрываются лиственницей настолько изуродованной постоянными ветрами, что ветви на них расположены на одной, не обдуваемой ветрами стороне; но главной растительностью гольцов является низкий кедровник (сланник). Он стелется по земле так густо, что передвигаться по нему почти невозможно. Из ягодных растений прежде всего нужно отметить голубику, встречающуюся во всех сырых болотистых местах, затем бруснику, которая в бассейне Лантаря сплошь покрывает некоторые склоны сопок. Кроме того, на болотах можно найти морошку, а в окрестностях Аяна встречаются жимолость и смородина. Покосных мест в этой местности немного. Наилучшие покосы находятся в устье реки Алдана. Сено приморской полосы очень питательно для скота из-за своей солености. В долине реки Лантаря встречается много грибов, среди которых попадаются и белые, но главным образом маслянники (их очень любят олени). Ближе к Аяну грибов меньше; кроме маслянников можно встретить сыроежки, рыжики и грузди. Большими снегами, покрывающими кедровник и его низкую растительность, можно объяснить, что в то время, как на западном склоне Станового хребта (Джугджуре) тайга заселена разными животными, приморский лес почти совершенно лишён зверового населения. Белка, горностай, лисица здесь встречаются в ничтожном количестве, не говоря уже о том, что росомахи, выдры, рыси являются прямо редкостью. Только медведи, а особенно волки, которых привлекают стада оленей, здесь находятся в довольно большом количестве. Сохатых (лось) еще можно встретить, но дикие олени большая редкость. Горные бараны водятся как на Джугджуре, так и на Ньюдале и приморском хребте. Из пернатого царства, кроме вездесущих ворон, встречаются рябчики, глухари редки. Весной побережье оживляется перелетными птицами. Здешние реки совершенно не имеют своей речной рыбы. Летом в них заходят во время "хода" кета, горбуша и майма (морская форель). Годами заход рыбы настолько большой, что устья рек прямо "кипят" от рыбы. В море есть еще навага, а также селедка и треска. В Аянской бухте ловятся также крабы. Ластоногие (нерпы, ларги, кумачанки) встречаются в море в большом количестве. Также попадаются дельфины».

Выдержки из книги, касающиеся описанию самого похода: Отряд прибыл в Аян 20 августа 1922г. Всего офицеров и солдат 720 чел. Тогда в Аяне было 14 частных изб, 4 амбаров, 2 бань, 2 казенных амбаров. Торговля — четыре лавчонки: американца, японца, англичанина и русского. Есть старая, обветшалая, небольшая церковь. Всего жителей — 30 мужчин, 20 женщин, . Порт Аян основан в 50-х годах американской котиковой компанией. С тех пор он является складочным местом для товаров, перевозимых в Якутскую область

Оказалось, что якутское народное движение уже ликвидировано; часть партизанских отрядов отступила на Аян, часть на Охотск, часть по тайге, а большая часть разошлась по улусам. Помощь Сибирской добровольческой дружины опоздала не менее, как на 3 месяца. Перед генералом Пепеляевым встал вопрос: создавать новое противобольшевистское движение, или же с теми же пароходами вернуться во Владивосток. Было созвано совещание с местными людьми. На этом совещании уверили Пепеляева в том, что движение легко создать снова, говорилось, что еще много партизанских отрядов находится в тайге и достаточно двинуться дружине вперед, как она будет усиливаться новыми добровольцами. Еще до прихода парохода «Томск», который прибыл из Владивостока 27 сентября 1922 г. генерал Пепеляев с отрядом в 300 бойцов из Аяна ушел на Нелькан — 240-верстный путь через Становой хребет (гора Джугджур).9 Несмотря на невозможность передвижения (время было осенней распутицы), полное отсутствие транспорта, местность безлюдная, генерал Пепеляев приказал выступать и сам пешком пошел вперед. Путь был крайне труден. Тонули еще в незамерзших реках, вязли в болотах. Расстояние между Аяном и Нельканом не больше 230–250 верст, но сопряжено со многими препятствиями — 1) перевал Яблонового хребта, Джугджур, задерживает во время ветров, которые бывают часто и такой силы, что людей вместе с оленями тащит по льду, пока не удастся схватиться за деревья. На самом же подъёме на Джугджур случается, что слабосильных людей привязывают к нартам. В особенности часто приходится сидеть в снегу. Нарты обыкновенно на ночь ставят стоя: бывает, что заносит и стоячие нарты. Перевалив за Джугджур дорога идет по руслу речек, которые покрываются наледью, и для проезда надо надрубать топором зарубки на льду. К трудности пути надо отнести и то, что на дороге нет домиков и приходится зимой спать в палатках, особенно худо в метель.

               Отряду генерала Пепеляева пришлось совершить переход Аян — Нелькан при чрезвычайно тяжелых условиях. Без теплой одежды, в плохой обуви и на всем 240 верстном пространстве почти без жилья. Первые дни перехода шёл проливной дождь. Особенно было затруднительно переправляться через разлившиеся горные бушующие реки, местами проходить сплошные болота. Часть продовольствия бросили в пути, лошади за отсутствием фуража и из-за тяжелого пути падали, началось недоедание, с приходом в Нелькан в течение 2-х недель из Аяна не прибыло ни одного продовольственного транспорта, мука вся вышла. Уцелевших лошадей поели и начались для людей тяжёлые испытания. Съели в окрестностях всех собак, стреляли ворон. Находились такие, что варили кожу, содранную с дверей. Настроение пало. Люди ходили, как тени. Задержка в подвозе продовольствия заключалась в неудовлетворительном положении транспорта к этому времени.


И снимки от меня: