Главная » 2015 » Март » 6 » Белая сказка Красной Поляны
04:38
Белая сказка Красной Поляны

Текст Виктора Заводинского (Хабаровск)

Фотографии: Ольга Горкуша (Хабаровск) и Юрий Дорош (Сочи)

                    

     У большинства из нас словосочетание «Красная Поляна» ассоциируется с недавней Зимней Олимпиадой, с горными лыжами, VIP-отелями и прочим не слишком бюджетным весельем. Но Красная Поляна – это еще и ожерелье гор, прекрасных и зимой и летом, буковые и каштановые леса, по сей день населенные кабанами, оленями и медведями, шумные, пенные водопады, бирюзовые озера, ливневые дожди и многометровые снега; это трехкилометровые, сияющие вершины и глубокие ущелья, на дно которых никогда не заглядывает солнце. Это рай для туриста.

    красная полянаБелая сказка Красной Поляны

     Сначала немного истории с географией.

     Красная Поляна – это поселок, расположенный в северо-западных отрогах Главного Кавказского хребта, на высоте около 600 м над уровнем моря и окруженный живописными горами с высотами около двух-трех тысяч метров. Климат сравнительно тёплый, среднегодовая температура плюс 10. И зимой и летом в Красной Поляне много солнечных дней.

     Место это имеет древнюю историю. В окрестностях посёлка насчитывается более двадцати крепостей, относящихся к VI-IX векам нашей эры. В далёком прошлом по долине реки Мзымта проходил кратчайший торговый путь, связывающий Северный Кавказ с Черноморским побережьем, по которому доставлялись пушнина, мёд, воск, ценная древесина. Долину Мзымты в те времена населяли черкесские племена медозюи. Они знали литейное дело, умели лепить из глины и высекать из камня художественные изображения. Основное место в их хозяйственной деятельности занимали животноводство, земледелие, а также охота.

     Начавшаяся в 1817 году Кавказская война имела своей целью присоединение к России Кавказа и получение выхода к Черному морю. Ее окончанием считается 12 мая 1864 года, когда главнокомандующий царской армии зачитал войскам соответствующий приказ. Произошло это событие именно на Красной Поляне, бывшей последним оплотом горского сопротивления. Уцелевшие черкесские семьи ушли в Турцию. На месте их аула было основано русское поселение.

     В советское время в Красной Поляне действовала всесоюзная турбаза, откуда туристы ходили на озеро Рица и в другие живописные места Западного Кавказа. На дороге, ведущей в Красную Поляну, Леонид Гайдай снимал эпизоды свое знаменитого фильма «Кавказская пленница». Сейчас наиболее популярные туристические маршруты пролегают на хребет Ачишхо и гору Аибга, к нарзанным источникам и высокогорному озеру Кардывач. С хребта Ачишхо, открывается прекрасный вид на поселок, на гору Чугуш (3238 метров), гору Псеашхо (3256 метров).

     Мы побывали в Красной Поляне в феврале 2015 года. Мы – это я, Виктор Заводинский, и моя жена Ольга Горкуша, хабаровчане. Нашей целью было оценить возможность зимнего туризма в окрестностях Красной Поляны. Предварительно мы прочли замечательную книгу одного из первых исследователей этих мест Юрия Константиновича Ефремова «Над Красной Поляной» и были полны предвкушений. Однако Ефремов описал, в основном, летнюю природу горного Черноморья, а мы готовились к встрече с ее зимней версией, так что ожидались многие неожиданности.

     Через Интернет мы познакомились с Юрием Дорошем (http://www.sochi-mountain.ru), профессиональным горным гидом, фотографом и видеооператором, который и согласился познакомить нас с зимними тропами Красной Поляны.

    

     С ним мы сходили в два коротких похода, о которых я хочу рассказать. Но вначале необходимые пояснения.

     Во-первых, практически все окрестности Красной Поляны относятся либо к Сочинскому национальному парку, либо к Кавказскому государственному заповеднику, и на их посещение необходимо брать специальное разрешение (что, впрочем, не слишком хлопотно и дорого). Во-вторых, из-за обилия снега в горах интересные походы возможны только с использованием специальных снегоступов.

         Поход первый.

     Опыта ходьбы на снегоступах у нас нет никакого, да и снегоступов нет. Поэтому в первый поход мы идем на снегоступах, взятых Юрием в пункте проката. Маршрут он предлагает предельно простой: едем на его машине в сторону Красной Поляны до так называемого Медвежьего угла, далее -  вдоль реки Чвижипсе и ее притока Бирючки, пока тянет машина. Затем идем с рюкзаками до последней пасеки, где и ночуем. Поутру налегке движемся на снегоступах к перемычке между горами Волчица (1570 м) и Иегош (1790 м), поднимаемся на перемычку и, в зависимости от запаса времени, совершаем восхождение на одну из этих вершин, которые интересны тем, что это ближайшие к Сочи вершины высотою более километра, и с них одновременно видны и город и лыжные трассы Красной Поляны.

     Выезжаем из Сочи в семь утра. В городе пасмурно, но дождя нет, температура плюс 10. За рулем Юрий. Кроме нас с Ольгой в машине юноша по имени Никита. Ему 19 лет, он гид-стажер, в прошедшем сезоне совершил восхождение на Эльбрус и взахлеб делится впечатлениями. Где-то следом за нами движется машина с остальными участниками похода: это жительница Сочи Ирина с двенадцатилетним сыном Данилой и приехавшая специально из Геленджика девушка Юля с молодым псом-хаски по кличке Ветер.

     Вот и дорожный указатель «Медвежий угол». Здесь, на берегу небольшой речки Чвижипсе, находятся источники лечебной минеральной воды с тем же названием. Еще в советские времена на их базе был отстроен грандиозный санаторий, который по разным причинам так и не открылся и ныне являет собой грустный памятник нашей бесхозяйственности.

    

     Далее дорога становится грунтовой идет по лесу, в котором одна за другой встречаются пасеки. Мы уже знаем, как вкусен местный кавказский мед, но сейчас у нас другие цели, и мы продолжаем путь без остановок. Дорога постепенно делается все круче и все труднее для нашей тойоты.

     Наконец Юрий решает, что пора прекратить мучить нежную «японку», находит подходящее место, где можно отвернуть от узкой дороги, и останавливается. Выгружаемся и поджидаем остальную часть группы. Образовавшуюся паузу используем для знакомства с лесом. Снега здесь еще нет, деревья – могучие буки, грабы и ясени – стоят голые. Впрочем, совсем голыми их не назовешь. Большинство стволов покрыто густым зеленым мхом и густой зеленой (!) листвой кавказского плюща.

    

    Под ногами то там, то тут бодро зеленеет трава и кое-где даже видны нежные цветы – кавказские подснежники Galantus.

    

     Минут через двадцать подъезжает вторая машина, быстро знакомимся, вскидываем рюкзаки и – в путь.

    

     Нам предстоит пройти десять километров до последней пасеки, в которой, по словам Юрия, пасечника сейчас нет. Если там нет каких-нибудь туристов или охотников, то мы можем заночевать в доме, а если дом занят – поставим палатки. Упоминание об охотниках нас удивляет. Мы находимся в Национальном парке, какая может быть охота? Юрий объясняет, что здесь развелось много волков и на их отстрел дают лицензии. Ну а под шумок нетрудно завалить и кабанчика. И как бы в подтверждение его слов прямо на обочине дороги нам попадаются свежие гильзы от охотничьих патронов. В качестве же приметы Национального парка мы замечаем несколько добротных скворечников.

    

     Идти по дороге не особенно интересно. Вокруг густой лес, видов никаких. Монотонность движения нарушается лишь пересечением речушек, которые не всегда удается перейти по камушкам. Кто-то из группы разувается, не боясь ледяной воды, кто-то шлепает по воде в ботинках, рискуя набрать ее через верх. Никита, который недавно начал заниматься канатоходством, гордо демонстрирует свою ловкость, балансируя на тонких бревнышках.

    

     Через пару километров появляется снег, но его мало, и снегоступы еще не нужны. Десять километров мы преодолеваем за три часа и, перейдя последний ручей, входим на территорию пасеки.

    

     Она представляет собой довольно обширную поляну с большим числом ульев, над которыми, несмотря на зиму, кружатся пчелы, и большой деревянный дом, с двумя комнатами, добротной кирпичной печью и утепленной верандой, обогреваемой буржуйкой. Дом не заперт, в нем полный набор посуды и продуктов, а также дров. Имеется действующий транзисторный приемник и весьма интересный набор книг, три одноместные кровати и одна двухместная, неисчислимое количество одеял. Бесплатная лесная гостиница да и только! Интересно, что по давней кавказской традиции все горные жилища (будь то шалаш из жердей, двухкомнатный дом или даже современный коттедж с джакузи) здесь именуют балаганами.

    

     Юрий и неугомонный юный Никита уходят, чтобы протоптать завтрашнюю тропу к перемычке, я занимаюсь печью, пес Ветер носится по округе, остальные устраиваются, кто как может. Снежные тучи расходятся, пасеку освещает солнце, пчелы совсем проснулись и гудят со всех сторон. На столе веранды мы обнаруживаем банку с медом и с восторгом (и с благодарностью доброму пасечнику) лакомимся. Ирина с сыном решают ночевать в палатке и устанавливают ее на окраине поляны, на солнечном припеке, свободном от снега.

    

     Вот такой «балаган»!

    Опускается вечер. Все собираются возле печки, от которой идут расслабляющее тепло и свет – через открытую дверцу. За разговорами незаметно проходит время. Наши разведчики появляются неожиданно – с фонариками на лбах, усталые, но очень довольные собой. Им удалось не только пробить тропу на перемычку, но и подняться на Иегош и сделать оттуда прекрасные закатные снимки. Особенно доволен Никита, так как обстоятельства заставляют его вернуться завтра в город, а восхождение ему нужно для квалификационного зачета.

    

    

    Ужинаем и готовимся ко сну. Мороз тем временем окреп, термометр за бортом показывает минус десять. Разморенные «балаганным» теплом Ирина и Данила вздрагивают при мысли о холодной палатке. Мы с Ольгой уступаем им «семейную» кровать, берем свой видавший виды двухместный спальник и уходим в палатку. Нам не привыкать. Мы и в снежных пещерах ночевали. Договариваемся, что подъем – в шесть часов, а выход в семь. Небо совершенно очистилось от туч и усыпано не по-городскому яркими звездами. Я зову народ полюбоваться звездами. Выходит только двенадцатилетний Данила. Я показываю ему Сириус и пояс Ориона. Он вызывает маму и делится с ней открытием.

     Будит нас с Ольгой Ветер. Как и полагается псу-хаски, он ночевал на снегу, но к утру соскучился по общению и залез к нам под тент палатки. Выходим, как договаривались, в семь. Идем налегке, несем с собой только легкий перекус и газовую горелку. Правда, я, по привычке, прихватываю веревку – 40-метровый репшнур и ледоруб. Горы есть горы.

    

     Почти сразу за пасекой надеваем снегоступы. Они сделаны из прочного пластика и представляют собой комбинацию широких коротких лыж и ледовых кошек. Идти на них с непривычки нелегко, но человек ко всему привыкает. Разношерстная наша компания движется не слишком быстро, поэтому Юрий ведет нас не на Иегош, а на Волчицу. Когда мы с Ольгой достигаем перемычки, наш передовой отряд как раз спускается с вершины. Мы угощаем их только что поспевшим чаем и в сопровождении Юрия продолжаем подъем.

    

    Лес отступает, мы идем по снежному гребню.

       

     Постепенно открываются виды, которые Юрий с удовольствием комментирует.

    

    

    

     Возвращаемся по пути подъема и убеждаемся, что спуск на снегоступах ничуть не легче, чем подъем. В одном месте решаем упростить себе задачу, и валимся не по тропе, а напрямик – как говорится, «по линии падения воды». И конечно «залетаем» на крутяк, на котором приходится использовать веревку и ледоруб, благо они у нас имеются. В балаган возвращаемся в густых сумерках.

    Поход второй.

     Юрий обещает, что второй поход будет еще более интересным. Уже хотя бы потому, что там планируется подъем на двухтысячник. Двухтысячник называется Ачишхо (2391 м) и находится в непосредственной близости от Красной Поляны.

    

     Ачишхо интересна еще и тем, что на ее склонах метеорологи ежегодно фиксируют наибольшее количество осадков, выпадающих на территории России. Популярность ее у туристов связана также с наличием на ее отрогах нескольких живописных озер и удобной смотровой площадки (кругозор Хмелевского), откуда хорошо видны Красная Поляна и окружающие ее горы. Толщина лежащего на Ачишхо снега в отдельные годы достигает 10 м.

     Юрий предупреждает, что на саму вершину нам вряд ли удастся подняться, так как из-за обилия снега на гребне образовались большие опасные карнизы. Что такое снежные карнизы мы знаем, сталкивались, сталкивались и со снежными лавинами, поэтому мы с ним соглашаемся. В конце концов, он официальный гид, он за нас отвечает. Поход планируется на четыре дня (три ночевки).

     В этот раз мы решаем приобрести собственные снегоступы и отправляемся в рекомендованный нам магазинчик с занятным названием «Хижина дяди Ромы». Магазинчик этот – своеобразная достопримечательность города Сочи, открыт лет 15 назад энтузиастом горных походов, бывшим мичманом Романом Леонидовичем Исаевым, и у знатоков считается лучшим в своем роде.

     

    Дядя Рома, импозантный мужчина лет пятидесяти, одетый в неизменную тельняшку, не только демонстрирует имеющиеся у него модели снегоступов, но и охотно объясняет, как ими пользоваться. Мы выбираем примерно такие же, на каких ходили на Волчицу – легкие и маневренные, итальянской фирмы. Россия, увы, такого снаряжения не производит.

     Как и в прошлый раз, из Сочи мы выезжаем рано утром на Юриной машине. Однако спутники у нас теперь другие – сочинка Оксана, сотрудница «Сбербанка», и молодой нижегородец Сергей, чей внешний вид весьма странен и, как выясняется далее, обманчив. Одет он совершенно не по-походному, в короткое демисезонное пальто и городские ботинки на тонкой подошве, очки и изящная бородка на узком лице, а также интеллигентная речь создают впечатление о его причастности к интеллектуальной деятельности – например, связанной с информатикой. На деле он оказывается грузчиком, работающим, правда, на оборонном предприятии. Но очень начитанным грузчиком!

     На этот раз мы едем прямо в Красную Поляну. Юрий заранее договорился со своим живущим там знакомым по имени Николай, который занимается тем, что на своем вездеходном «уазике» за сходную плату забрасывает туристов туда, куда может забросить. Поэтому, приехав в поселок, мы сразу же перегружаем наши рюкзаки в машину Николая, и «уазик», урча и вздыхая, везет нас по извилистому серпантину, который начинает почти сразу за поселком. Довольно скоро на дороге появляется снег, и с каждой минутой он становится все глубже и глубже. Николай сетует, что погода теплая, снег мокрый, колеса пробуксовывают. Наконец, перед очередным крутяком, он останавливает свой «вездеход»: все, приехали, дальше – пешком! Где-то наверху находится лыжная база, где тренируется сборная России. Продукты и все необходимое для нее доставляют снегоходами, свежие следы от которых мы видим на дороге. Но автомобиль по этому снегу не пройдет.

     Однако и нам не все время шагать по дороге. Вскоре Юрий сворачивает нашу группу в заиндевевший лес на целину.

    

     Примерно через три часа ходьбы по сказочному лесу мы достигаем очередного балагана (уже гораздо более похожего на балаган), где и располагаемся. Мы с Ольгой ставим палатку на снегу, остальные ночуют в хижине, где им приходится всю ночь топить быстро выстывающую буржуйку.

     Утром Юрий ведет нас на кругозор Хмелевского, названный так в честь одного из первых сотрудников Кавказского заповедника, еще в двадцатых годах прошлого столетия изучавшего эти места.

     По пути, невесть откуда, к нам прибивается симпатичный пес неясной породы, но абсолютно дружелюбный, с которым мы и фотографируемся на кругозоре на фоне Красной Поляны и ее лыжных трасс.

    

     Через полчаса, вернувшись к балагану, мы обнаруживаем там хозяев пса, а заодно и хозяев хижины. Они приехали на трех снегоходах, нам приходится срочно собирать свои вещи и уходить в лес на поиски подходящего места для стоянки. Юрий ведет нас довольно долго, стараясь подойти как можно ближе к гребню Ачишхо. Как ни удивительно, в этот раз ходьба на снегоступах дается нам легче, хотя мы идем с рюкзаками. Наверное, просто уже немного втянулись в физическую нагрузку, после месяцев кабинетной работы.

    

    И вот, на третий день, мы идем на Ачишхо – насколько удастся безопасно подняться.

    Подходы к горе укрыты глубокими снегами. Бог знает, какова сейчас их глубина, но разожженный вечером костер у палаток к утру сделал яму глубиной в три метра и погас.

    

     Домик метеостанции на плече Ачишхо почти полностью исчез под снегом.

    

     А снежные горы прекрасны. Это просто сказка!

    

    

    

    

    А это и есть лыжная база, где тренируется сборная России.

    Но каждая сказка рано или поздно заканчивается. На серпантинной дороге нас опять встретил Николай с «уазиком», и вот мы уже в Красной Поляне и перегружаем вещи в «тойоту».

     До свидания, Красная Поляна! До свидания, Сочи!

 

Текст Виктора Заводинского (Хабаровск)

Фотографии: Ольга Горкуша (Хабаровск) и Юрий Дорош (Сочи)

Просмотров: 824 | Добавил: Химера | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar